Iran Missile Test

Об опыте Ирана по созданию «экономики сопротивления»

Об опыте Ирана по созданию «экономики сопротивления»
(т.е. работа ИРИ в условиях санкций)

«Экономика сопротивления» это не лозунг, а действительность, которая должна претворятся в жизнь» – (Из речи руководителя Ирана Аятолла Хаменеи 29 июля 2012 г. на встрече с группой ученых).

Толчком для перехода Ирана к политике импортозамещения стали именно санкции. В этой связи уместным было бы коротко напомнить об их существе и масштабе. В любом случае предполагаемое использование иранского опыта подразумевает сравнение той ситуации, с которой столкнулась эта страна и положением, в котором оказалась Россия в 2014г.

 Первые торговые санкции против Ирана были введены после революции 1976 года, затем усилились в период и после ирано-иракской войны (1980-1988 годов). Западные санкции постоянно видоизменялись и дополнялись, а в 2012 году ООН и ЕС вслед за США ввели дополнительные санкции против Ирана из-за появившейся информации у МАГАТЭ о, якобы, военной ядерной деятельности. Иран был отключен от международной платёжной системы SWIFT, а счета за границей были полностью заблокированы. Иранский бизнес и государственные институты лишились возможности участия в крупномасштабных долларовых международных сделках, а также финансировать, страховать торговые операции с иранскими контрагентами или осуществлять транспортное сообщение через Иран и т.д. Страна оказалась в международной изоляции. ВВП Ирана сократился на 20%, доход на душу населения упал с 12 000 $ США до 6 500 $ США.

Запретительные меры коснулись иранских нефтяных, энергетических, страховых, судоходных и авиационных компаний. Деньги 180 иранских организаций и частных лиц за границей были одновременно, без предупреждений заморожены.

Кроме этого, был введен международный запрет на ввоз в любую страну мира иранской нефти, а также было запрещено работать с «Национальной иранской танкерной компанией». Учитывая, что это была одна из крупнейших компаний мира, имевшая тогда самый большой танкерный флот, Вы понимаете какой экономический ущерб это нанесло компании и стране.

 Последние три года во внешней торговле деловые круги Ирана, чтобы осуществлять международные торговые сделки, вынуждены были полагаться на ненадежные, зачастую сторонние финансовые учреждения, прибегать к услугам различного рода посредников, среди которых попадались сотрудники западных спецслужб и аферисты, что приводило к колоссальным потерям. Финансовая изоляция и запрет на сотрудничество с Ираном в нефтегазовом секторе экономики привели к выводу из страны иностранных инвестиций. Экспорт нефти Ирана за 2013 год сократился в два раза. Начали создаваться и действовать полуофициальные международные финансовые схемы, увеличился объем расчетов наличными.

Антииранские санкции считаются самыми жесткими в истории из тех, которые вводились Соединёнными Штатами и их союзниками в отношении иностранных государств. По своим масштабам и разнообразию, они, безусловно, превосходят антироссийские.

 Какие же меры приняло правительство Ирана для смягчения негативного воздействия санкций на свою экономику? Только в январе 2013 г. духовный лидер страны обратился к народу и заявил о разработке программы «экономики сопротивления» в ответ на объявление экономической войны Ирану. Заметим, что это случилось только через пол года после тотального эмбарго Запада и, более чем через 30 лет после первых санкций США. До этого момента, иранские власти справлялись с ситуацией без программы, тщательно планируя и постепенно, поступательно реализуя намеченное через административные, правовые и общественные рычаги.

Как отмечают эксперты, сегодня в «экономике сопротивления» две стороны – внутренняя и внешняя.

Решая внутреннюю задачу, были приняты следующие меры:

  1.  Программа помощи малоимущим семьям. Так, например, в середине января 2013 г. Иранское правительство и парламент договорились о выделении $2 млрд. из Национального фонда развития (NDF) на обеспечение основными продуктами питания 15 млн. семей с низкими доходами. Кроме этого власти стали держать твердые цены на основные продукты питания: сахар, растительное масло, хлеб, молоко и другие товары первой необходимости. В плане борьбы с безработицей, государство оказывало и оказывает помощь в организации малого бизнеса, ввело страхование их деятельности, сократило налоги и упростило форму регистрации, особенно в сельском хозяйстве, а в 2014 начало строительство сразу 100 тыс. домов социального жилья с участием в строительстве конкретных, заинтересованных иранцев.
  2.  Иранское правительство начало финансировать проекты производственного сектора на доходы Национального фонда развития от экспорта нефти. Так, только в 2013 г. NDF выделил из своих активов 3 млрд. долларов США на оплату средств в виде займов для сельского хозяйства и промышленности. Эта сумма была превращена в «риалы» для финансирования внутренних инфраструктурных проектов. Немногие знают, что автомобильные дороги в Иране считаются лучшими на Ближнем Востоке после Израиля. Также были запущены новые линии скоростных поездов (300 км/ч) от Тегерана до Шираза и Исфахана. На 2016 г. запланирована реализация с Южной Кореей совместного проекта скоростной дороги на г.Мешхед, что требует 3,5 млрд.$ инвестиций и увеличение путей ж/д сообщения по «Великому шелковому пути» с КНР. Начато строительство метро в крупнейших городах страны (8 городов). Иран себя обеспечил всем необходимым для этого. Он покупает необходимую технику и материалы у зарубежных компаний по выгодным для себя ценам и на выгодных условиях оплаты. Как правило, на долговременные контракты Иран не идет, а работает с инвойсами и по СВОПу, покупая готовую продукцию с технологиями.
  3. В стране силами отечественных специалистов но на импортном оборудовании и по иностранным технологиям сегодня производятся собственные автомобили, газовые турбины и генераторы хорошего качества. Современные иностранные технологии приобретались иранцами различными способами на протяжении всего периода санкций. В том числе, с использованием подкупа и «народной дипломатии». Иранские специалисты выезжали за рубеж как частные лица, выбирали и покупали необходимый продукт (или полностью все производство, завод) вместе с технологией и привозили в Иран. Пути доставок были различные, в том числе, через Индию и Китай, Турцию и Дубай. Некоторые западные компании поставляли свою продукцию через страны Европы, например американские тепловозы, в счет оплаты за нефть (бартер) во время санкций (США сами себя не наказывают, но теперь иранцы делают свои неплохие тепловозы), французы строили автомобильные производства (завод Пежо и Рено), завозили свою технологию и даже оборудование и металл, немцы (например, Сименс) вообще не стеснялись и не стесняются работать в Иране в открытую, исключая только явные нарушения эмбарго, у итальянцев и корейцев была своя тема, как у Китая и Индии и т.д. Самое главное, что привозимые в Иран новые технологии, оборудование и другие необходимые высокотехнологичные продукты, находившиеся под санкциями, сразу попадали на производственные предприятия, где за государственный счет и под контролем осваивалось их дальнейшее производство и внедрение, а также проводилась реализация.
  4. Стимулировал и стимулирует сегодня развитие многих гражданских отраслей и науки — военно-промышленный комплекс страны. Иран не только обеспечивает себя основными видами вооружений, но и экспортирует его в 30 стран мира. Недавно, например, Иран отказался от закупок в РФ танка Т-90, начав производство собственного танка, изучив и купив некоторые технологии в Китае. С 2007 года он выводит на космическую орбиту свои спутники своими ракетоносителями. Отказавшись от ряда критичных в области нераспространения технологий (промышленное обогащение или эксплуатация реактора на тяжелой воде), Иран продолжает производство радиоизотопов для медицины и с/х, а также добычу и переработку урановой руды в ограниченных масштабах.
  5. Благодаря банковским госкредитам и гарантиям государства по закупке продуктов, Иран добился самодостаточности в аграрном секторе и начал продажи сельскохозяйственной и пищевой продукции за рубеж. Так в текущем году, планируется отказаться от традиционного импорта пшеницы в т.ч. из России.
  6. Помимо экономических мер стимулирования, правоохранительные органы жестко борются с контрабандой продуктов. Для стимулирования внутреннего производства были запрещены «Макдоналдс», «Бургер Кинг» и т.д. и созданы национальные бренды и сети быстрого питания.
  7. Отдельной темой может стать успех иранских ученых в области медицины или в IT технологиях.
    Стоит упомянуть также о финансовых мерах «экономики сопротивления». Инфляция с 40% в 2012 г. была доведена до 13% в 2015 г.

За короткое время в стране удалось создать собственную систему безналичных платежей, что также способствовало снижению уровня инфляции.

Ключевыми моментами внешней стороны «экономики сопротивления» стала переориентация связей страны на азиатских партнеров и соседние страны, а также отказ от расчетов в долларах во внешней торговле.
Удельный вес текущей прямой торговли с Америкой и Западной Европой составляет сейчас менее 5%.

Китай довел товарооборот с Ираном до 30 миллиардов долларов в год, и почти половина этого объема обслуживается с помощью «юаня». С Индией половина многомиллиардного объема двусторонней торговли также обслуживалась с помощью «рупии» и золота, но не «доллара» и «евро». И только после 5 апреля с.г., когда позволила ситуация, «рупия» была заменена на «евро».

Связующим звеном в развитии сотрудничества с соседями стали свободные экономические зоны, число которых увеличилось за три года примерно в 5 раз (в Иране их около 50).

Другим важным элементом «экономики сопротивления» стало здесь снижение зависимости страны от экспорта сырой нефти.

Ставка сделана на производственный и аграрный сектор экономики, экспорт готовой иранской продукции (но только разрешенной) под контролем государства за рубеж.
К концу 2015 года иранские НПЗ, например, увеличили производство бензина до 70 млн. литров в день. Дефицит составляет всего около 30 млн. л. в день.

Как, Иран нарастил собственное производство бензина в условиях западного эмбарго на его поставки в страну? Как сумел наладить производство бензина хорошего качества и в необходимом количестве не имея технологий и производств?

Сегодня в стране реализуется 67 нефтехимических проектов, в том числе, завершается строительство НПЗ «Звезда Персидского залива» мощностью 36 млн. литров бензина в день, который позволит Ирану не только полностью себя обеспечить бензином, но и уже экспортировать его!!!

Ответ прост: Все государственные и частные возможности иранцев использовались на благо страны. В случае необходимости приобретения того или иного продукта, технологии, инструмента, оборудования или завода со всем необходимым для начала производства того или иного нужного продукта, с помощью государственных институтов покупалось (приобреталось) за границей по различным схемам, а потом, за счет государства и при его непосредственном участии, внедрялось их производство на территории ИРИ.

Продукт плюс технология!

Некоторые технологические решения дали и сами иранские специалисты и ученые. Уровень просвещенности в ИРИ высокий среди стран Ближнего Востока. Высшее образование имеют более 70% взрослого населения, из них более 50 % имеют по два и более высших образований. Иранцы любят учиться.

(Исходя из всего сказанного, нужно отметить, что полного импортозамещения как такового, в его классическом понимании, в ИРИ, по нашему мнению, не было. Покупку необходимого импортного товара и технологии его изготовления, Иран всегда осуществлял исходя из потребностей государства и с последующей реализацией задуманного с помощью финансовых и административных рычагов).

 Таким образом, санкции дали мощный импульс развитию в Иране производства, особенно продуктов нефтехимии. Например, в 1997 г. их производство составляло 1 млрд. долл., а в настоящее время, уже 25 млрд. долл. По результатам последних встреч и переговоров с иранскими партнерами в области нефтехимии, стало известно, что сегодня в Иран уже завезены (завозятся) по частям новые иностранные предприятия и технологии в этой области. И, к сожалению, это не российские технологии и предприятия.

(К концу 2015 года производство полиэтилена, метанола, пластмасс и т.п. продуктов переработки нефти и газа достигло около 40% от нефтяного сектора, а в 2016-2017 г.г. это количество может уже составит 50-60%). Перед отраслью была поставлена задача — довести объем производства продукции нефтехимии до 80 млрд. долл. в год. Для этого потребуется от 70 до 80 млрд. долл. дополнительных капиталовложений, которые сегодня Иран может получить от иностранных инвесторов.

31Например свою помощь в этом вопросе предложила и Россия (5 млрд.долл, Новак), хотя Иран напрямую и не просил ее. К удивлению, в 2014-2015 годах, до снятия санкций, Иран предлагал России (нам) 1-2 млрд. долл. в год инвестиционных денег, которые по каким то причинам, нашими министерствами и ведомствами, государственными и крупными частными компаниями были отклонены (наше представительство лично организовывало такие встречи Эксимбанка Ирана в России с нашими банками и компаниями, мы направляли письма и приглашения в крупные государственные и частные компании).

Политика Ирана по созданию «экономики сопротивления» нуждается в тщательном изучении и детальном анализе. Тем более, что санкции в отношении этой страны сняты не все и только частично. (Следует сказать честно, что причиненный ущерб государству от санкций выше, тех экономических достижений, которых добился Иран в условиях блокады, это признают и сегодняшние руководители ИРИ и специалисты. Однако, это не повод «опускать руки».)

 Основная задача, которую решило и решает иранское правительство сегодня — это сохранение социальной стабильности и минимизация потерь в экономике, сохранение мира на своих границах и стабильности внутри страны, а самое главное – это сохранение свободы и независимости государства. Не все можно соотнести к нашим реалиям или применить к российской ситуации, однако, следует поискать в их опыте то зерно, которое позволит нам выстоять в сегодняшних условиях.